- В больнице мне наложили швы на раны. В том эпизоде на поле Днепр-Арены я получил рассечение в двух местах — на лбу и голове. Но самое главное, тогда сразу понял, что сотрясения мозга у меня нет, поскольку сознания я не терял и голова не кружилась".
 -
— Столкновения с игроком Днепра можно было избежать?
 -
— Вряд ли...- Все дело в том, что я обычно стараюсь действовать ближе к защитникам, если что, пытаюсь сразу же подстраховать партнеров. В моменте на 14-й минуте Матеус наверняка надеялся — голкипер сейчас отвернется. Но я решил идти до конца, ведь игровая ситуация тогда других вариантов и не предполагала. Нападающего понять можно — он хотел забить, это его работа.
 -
— Но ведь нельзя добиваться результата любой ценой. Существуют гласные и негласные правила, согласно которым против вратаря нужно играть корректно...-
 -
— На мое отношение к действиям Матеуса повлиял тот факт, что бразилец, как мне показалось, за секунду до столкновения пытался все-таки немного убрать ногу. Это смягчило удар (он получился скользящим) и не привело к более серьезным последствиям.
 -
— Форвард извинился перед вами?
 -
— Сразу после игры ко мне подходили ребята из Днепра, успокаивали, желали выздоровления. Матеуса я не видел. Однако в понедельник мне позвонил переводчик, работающий с бразильским футболистом, и передал наилучшие пожелания от него. Секунду спустя трубку взял сам Матеус и, насколько позволяло знание языка, лично извинился, а также заверил, что очень расстроен случившимся.
 -
— Вам наложили швы. Что дальше?
 -
— Врачи предписали неделю отдыха. Затем в течение трех дней я буду проходить интенсивный курс восстановления. Ближайший поединок с Ильичевцем точно пропущу. А вот к матчу с Черноморцем, надеюсь, буду в порядке. Очень хочу завершить чемпионат в игре, а не на больничном.